• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: словоиспражнения (список заголовков)
22:38 

Я творю неведомую хуйню.

кока-кольный делирий
Я творю неведомую хуйню.
Да-да, я творю неведомую хуйню. Я творю неведомую хуйню дада. Дада хуйню.
Глазами других, я творю неведомую дада хуйню следующим образом.
Я адски проёбгуливаю университет. Я появляюсь там раз в неделю на одной паре, которой, к тому же, нет в расписании второго курса - на семинаре своей гуру. Я так и не закрыла зачет по физкультуре и не сдала русский конченно-принципиальной рыбине, которая ненавидит меня за то, что в прошлом семестре я сдала этот русский декану в обход ее. За это меня со дня на день могут выгнать. Но я не особенно дергаюсь по этому поводу. Потому что если этого не случится в этом семестре, то в следующем мне светит даже не жопа, а полная пизда. Причем по нескольким фронтам, точнее, практически по всем. И разбираться со всем этим у меня нет ни желания, ни сил - как физически, так и эмоционально. Мне все равно. У меня вообще нет желания туда заходить. При этом, когда я все-таки захожу, каждый считает своим долгом спросить у меня, как мой русский. Как будто со мной больше не о чем поговорить.
Глазами других, я проебываю свое образование, а стало быть, свою жизнь. В их взглядах читается отношение, какое читается во взглядах общающихся с больным раком.
п о ш л и н а х у й.
Глазами других, я ничего не делаю. И не хочу ничего делать. Это действительно так. Я не хочу ничего делать из того, чего от меня ждут. Кто угодно. Даже гуру. Гуру ждет, что я выберусь из ямы. Но я не хочу выбираться их той ямы, в которой, она думает, я нахожусь. Я нахожусь в другой яме, и из нее я выберусь.
Глазами других, я веду непозволительно праздный и блаженный образ жизни. Я просыпаюсь, когда проснусь, курю, смотрю хорошее кино, курю, готовлю еду, курю, приглашаю на еду Пэ, мы вместе едим эту еду, курим, смотрим хорошее кино, занимаемся сексом, курим, играем в нарды, пьем мате, идем на набережную, пьем пиво, пишем стихи, я играю на гармошке, а он на саксофоне. Или я ем еду одна, курю, играю в нарды сама с собой, делаю переводы, когда мне их присылают, решаю судоку, сижу на дереве на набережной, пишу стихи, курю. Я делаю только то, что хочу. А это непозволительно.
Последний месяц у меня было что-то весьма похожее на запой. Это была неведомая хуйня, которая мне очень не нравилась. Эту хуйню я прекратила без сожалений, за собой вытащив из нее и Пэ. Это был рок-н-ролл, но это был плохой рок-н-ролл. Так себе рок-н-ролл. Рок-н-ролльное обнуление счетчиков. Так вышло, что они не просто обнулились, а ушли в минус. Из которого нужно выйти хотя бы в ноль.
Я по-прежнему не могу ничего читать. Кроме статей в журналах, интернета и стихов. У меня лежит несколько начатых книг, дочитывать которые нет никакого желания. Не потому, что книги плохие, просто не удается ни на чем сконцентрироваться. Гуру сказала: "Если не можешь ничего читать, тогда пиши сама". Этим и пытаюсь заниматься. Очень удачно в прошлую субботу обнаружила у себя Ван Сентовский "Найти Форрестера". Это фильм, который вштырил меня даже больше, чем "Общество мертвых поэтов", (который я могу пересматривать бесконечно). "Сиди и печатай мои слова, пока не почувствуешь свои".
Но я не об этом. Я о неведомой хуйне, которую я творю.
Своими глазами, я творю неведомую хуйню следующим образом.
Я нахожусь в подвешенном состоянии там, где я не хочу находиться ни в подвешенном состоянии, ни в каком-либо другом. У меня нет мотивации. Я ее не вижу. Мне пытаются на нее указывать все, кому не лень, но я ее не вижу. Это не моя мотивация. Это мотивация, которую мне когда-то навязали, а я поверила в то, что сама ее выбрала. Потребовалось много времени, чтобы понять, что она не моя. Моя мотивация - это бар (или ресторан), который я хочу открыть. Это мечта, которая меня не отпускает и не отпустит, в отличие от всех прочих. Более того, я буду считать свою жизнь несостоявшейся, если этого не сделаю. Это то, что для меня ДЕЙСТВИТЕЛЬНО важно. А чтобы открыть свой бар, нужно что-то делать для этого. А я не могу этого делать, потому что я в подвешенном состоянии, с которым у меня не хватает смелости порвать и начать серьезно заниматься тем, что я люблю. Чтобы заниматься этим серьезно, нужно много времени и энергии. А много времени и энергии у меня нет - я большую их часть проебываю на внутреннюю борьбу и попытки понять, что делать со своим подвешенным состоянием. И затягиваю, и жду, пока этот вопрос решат, наконец, за меня. Потому что я не хочу решать этот вопрос. Там требуются не те усилия, которые я хочу прилагать. Я просто хочу проснуться утром как-нибудь так, чтобы этого вопроса больше не было. Как ребенок, который не хочет есть вязкую манку с комками на завтрак просто потому, что это якобы полезно для его здоровья. Ему пихают в рот "ложечку за маму-папу-Отечество", а он отбрыкивается, отплевывается, орет дурниной и больше всего хочет, чтобы ни манки не было, ни ложки, ни того, кто ее пихает - и чтобы спастить бегством туда, где можно съесть затихаренную в кармане шоколадку. Потому что шоколадка - это и вкусно, и полезно, и дарит смех и радость. В отличие от манки.
Но есть и делать только то, что хочешь - непозволительно. Так считают люди. Которые пихают в меня манку. И они же считают, что я сотворю неведомую хуйню, если сбегу и съем шоколадку. Я считаю иначе.
Риторического вопроса "что делать?", как и ответа на него, здесь не будет. Я знаю, что. Но пока боюсь. Потому что у людей с манкой есть еще и отцовский кожаный ремень.
Я бы еще пооколофилософствовала на эту тему, но на этом у меня закончились слова и время.
Пора идти дальше творить неведомую хуйню, пока не поумнею, наконец, в нужную мне сторону.

@темы: словоиспражнения

20:39 

News, don't touch me

кока-кольный делирий
Я перестала с недавних пор следить за новостями - я не просматриваю больше новостные сайты и сразу же переключаю канал, если по нему идет выпуск новостей. Мне просто стало неинтересно. Если белорусские и российские новости я не смотрела особенно никогда, то Евроньюс мне в какой-то момент стало смотреть противно. Как и все другие каналы, сайты и газеты. Я не хочу, чтобы мир блядства и реальной политики вторгался сейчас в мою жизнь - мне это не нужно. Я не хочу, чтобы события, происходящие в окружающем мире, каким-то образом касались меня. Я лучше себя чувствую без них. На какое-то время, мне нужен отпуск от всего этого. Я никуда не спешу, и насильно вытаскивать себя из такой вот пассивности - как хотите это называйте - не собираюсь.
Единственная новость, узнанная случайно и обрадовавшая - это новый фильм Джармуша, "Границы Контроля". Джармуш, кажется, скоро станет для меня кем-то вроде второго Тома Уэйтса. И немудрено - они же друзья. Правда, не понятно пока мне, когда он появится у нас.
И это всё, что меня интересует сейчас - кино, музыка и книжки. И мои друзья, которым спасибо, за то, что вытаскивают меня в гости, потому что - Sometimes you can't make it on your own. Мне нравится то, как вселенная, или кто там за это отвечает, подсказывает, что послушать, или почитать, посылает сообщения от тех, кого мне как раз хочется видеть, говоря, что им тоже хочется видеть меня. Подбрасывает именно то, что нужно сейчас. Так мне несколько дней назад попалась под руку "62. Модель для сборки" Кортасара, пылившаяся на полке несколько месяцев - в ней нашлось что-то, несколько вещей, которые я пока не могу грамотно высказать, но это что-то приносит облегчение, что-то объясняет и делает проще. Само существование в моем нынешнем контексте делает проще. Или вчерашняя книжка, украденная на время у Кости, "Дневник ученицы шамана" - пусть и написанная раздражающе примитивным языком - на то это и дневник, наверное - но которую я дочитаю, и дочитаю с удовольствием, потому что чувствую, что в ней тоже будет что-то, ведущее к выходу. Или U2, сегодня по наитию попавшие ко мне в плейлист и возродившие что-то из той самой зимы-весны с яркими цветами, в которой было много воздуха. И мне так важно сохранить это ощущение - от которого во мне так много всего, мысле-чувств, которые я - криво, неловко, как умею - пытаюсь выразить. От которого тянет на безумство легкое, доброе и приятное.

@музыка: U2_Sometimes you can't make it on your own

@темы: словоиспражнения, настроенческое, friends

18:30 

Stolen Fragrances, меланхолично-ностальгически, потому что как еще писать о таком вот

кока-кольный делирий
Я краду запахи в свой внутренний сундук, чтобы доставать их оттуда время от времени, вытаскивая вместе с ними наружу целые периоды жизни, с привязанными к ним людьми, местами, разговорами и атмосферами. Отдельная полка в этом сундуке отведена парфюмерии –она вызывает самые сильные ассоциации.
Глубже всего задвинуты в нее старые папины одеколоны – Cigar, привезенный им много лет назад из Аргентины, и Malizia, из Анголы. Образы, возникающие от них, уже размыты, туманны и отрывочны, они состоят из каких-то деталей, которые нет никакого смысла пытаться описывать – они все равно ничего никому не скажут, кроме меня. Как и все остальные, наверное, но, тем не менее, я продолжу.
Ultraviolet (Paco Rabanne) – это тетушка Элвис и долгий период ее холостяцкой жизни, мои приезды в гости к ней и брату, когда мы оба еще были мелкими. Сладкие, крепкие и терпкие – она всегда любила такие запахи, от нее эта любовь передалась и мне, потому что я всегда стремилась подсознательно быть на нее похожей.
Angel (Thierry Mugler) – из той же серии, изначально – это тоже Элвис. Это потом они превратились для меня в мое первое Внутривенное лето и двадцать восемь роз, подаренных от души, но со слишком неверным посылом, и брошенных из-за этого в ванну, где пролежали неделю, а потом выброшенных в окно и случайно упавших на крышу подъезда.
Eclat D’Arpege (Lanvin) – это весна в год моего знакомства с Вирджинией Вулф.
Miracle (Lancome) и Lou Lou (Cacharel) – лето, когда я работала у папы, набирая адский талмуд про тракторы и читала по вечерам Верлена в Старом Менске. Чуть позже, оттуда же – Ланкомовский Trezor – уже Лондон, мой детский псевдоэстетизм и красивые люди, и люди, цитировавшие Монтеня, кажущиеся чопорными снобами с высоты сегодняшнего дня.
Love in Paris (Nina Ricci) – какая-то невероятно туманной (в прямом смысле) выдавшаяся осень 2005 года, мое серое пальто елочкой, первые попытки что-то писать, чайная в Гиппо, liebe Грэхам, читавший мне там свои рассказы, и Человек с Трубкой, и наша с Г. полуавантюрная история, связанная с ним.
Burberry Brit – так пахнет мой бумажный дневник 2005-2006 годов, это запах, который я унесла на бумажке из парфюмерного магазина, и в нем – зима-весна в Старом Менске, кофе трюфели и Фрэнк Синатра, и слезы ручьями на подоконнике под Баха в день разгона палаточного городка.
Был еще один запах, чьего названия я не знаю. Но это – наши долгие разговоры с К., писавшим мне длинные бумажные письма, и мои бумажные ответы на них. К., поставлявший мне дозы Браззавиля и заваливший меня четырьмя мешками фруктов, когда я заболела однажды. Телефон забитый только его сообщениями, потому что все другие тут же удалялись по прочтении за ненадобностью и незначительностью. К., подсадивший меня тогда на панк-рок. Наша добрая и ни к чему не обязывавшая дружба, как-то бездарно теперь потерявшаяся.
Burberry London – сначала – зима в Лондоне-баре, теплая, мой первый виски, и я не помню, кого я тогда любила. Теперь – это другое совсем, теперь – это то, что сейчас. Но никак не Лондон-город.
Лондон-город – это Dior Homme (вроде бы, они), и не стоит собирать все детали, связанные с этим запахом, воедино, иначе все станет слишком очевидно, а это теперь совсем не нужно, это уже не актуально теперь.
Chanel Chance зато – это то, что теперь всегда будет моим номером в Роттердамском “Савое” и Т., окрестившим меня Марсель и укравшим этот запах у меня, и увезшим его с собой в чайном пакетике. Но Т. – это еще и Givenchy Homme.
Neonatura (Yves Rocher) – это прошлая зима и начало весны, яркие цвета, когда хотелось летать по воздуху, свобода, волны света и тепла, которые хотелось раздаривать всем вокруг, когда манговый табак оставлял во рту привкус фруктового чая, пока все это не перевернулось с ног на голову и не пошло наперекосяк… из-за L’Instant de Guerlain.

@музыка: U2_One

@темы: Vienna, friends, london bar, unique people, словоиспражнения

18:29 

кофеисигареты

кока-кольный делирий
Курить. Курить в окно, курить у перехода, курить на ступеньках кинотеатра, курить в кафе. Курить и пить бесконечный кофе. Кофе и сигареты. Кофе и сигареты. Понимая, что тошнит уже и от того, и от другого. И всё равно курить и пить кофе. Больше ничего не остается и ничего не хочется.
«Это из-за того, что ты такой, а я такая. Ты нормальный, а я сумасшедшая». «Неправда». «Но мне хочется, чтоб сегодня было так». Спасибо, что у меня есть Мартин, способный принять облик любого человека на свете – благодаря ему мне всегда есть, с кем поговорить. И помолчать, за сигаретой с кофе.
Маленькая девочка, которой хочется, чтобы обняли, поцеловали в нос и сказали что-нибудь доброе, которая ненавидит оставаться одна, наедине со своими внутренними монстрами, которая слишком много курит для маленькой девочки.
Которую Бог все-таки любит, раз посылает ей человека в красной майке за полчаса до киносеанса. Чтобы потом бежать через ливень, чувствуя себя голой, добегать до кафе, заворачиваться в плед, снова пить кофе и курить, и много смеяться с человеком в красной майке, у которого ты забыла потом гармошку, после того, как расписала ему новый холодильник стихами, которые первыми приходили в голову. И у него всегда найдется, что дунуть, и это пришлось очень кстати, и ты впервые ощутила эффект, потому что в этот раз тебе действительно хотелось его ощутить. Потому что все, что радует тебя последнее время – радует недолго и несильно, а если быть честнее – то коротко и слабо, и может быть, может быть, эта поездка через пять дней что-нибудь изменит, потому что можно будет курить ночью, сидя на песке и чувствуя облизывающее ступни Адриатическое море, море, которого я не видела уже, наверное, больше тысячи лет, и я очень на него надеюсь. А пока, в эти оставшиеся пять дней, будут кофе и сигареты, будет Джармуш every day, и в жизни, и на экране, и будет Кортасар, от которого у тебя каждый раз мозги съезжают набекрень, особенно летом. А там – может быть, тебе сорвет крышу по-другому (ты ведь не можешь без крайностей), если ты до этого не позволишь себе какую-нибудь маленькую деструктивную вольность – не схватишь, например, чашку, допив кофе, или пепельницу, и не швырнешь ее в стену, так что она разлетится по всей кухне, чтоб пронестись потом по осколкам босыми ногами и не заметить этого, а там, в другой комнате, разбить что-нибудь еще, какой-нибудь незначительный предмет, или аквариум, или окно, или себя. Если бы ты жила не на третьем этаже, а, скажем, хотя бы на втором, с какой радостью ты выпала бы из окна в кусты – не пойми меня превратно, ты не самоубийца и не мазохистка, просто тебе иногда нужны такие вещи – с какой радостью ты лежала бы там и смотрела на небо, просто смотрела на небо. Главное – чтобы было кого схватить за руку, когда он спустится к тебе, лежащей внизу, но лучше – схватит за руку тебя в момент до падения и втащит обратно в комнату, отшлепает по щекам, и ты рассмеешься своей глупости. А потом закуришь и сваришь еще одну чашку кофе, но и у кофе, и у сигареты будет уже совсем другой вкус.

@музыка: напомнили, что давно не слушала тетку Джанис

@темы: блюуууз детка, strange, словоиспражнения

21:43 

Рефлексия на абстрактные темы

кока-кольный делирий
Мне не хочется сейчас жизни. Я за сегодняшнюю ночь насмотрелась ее сполна, с обеих сторон, от глубокой эйфории до не менее глубокого и полного дна. Психологического. От ситуации и атмосферы, в которой всё просто и счастливо, продиктованной чувством единственно правильным и логичным, потому что природным - до внешне похожей, но при этом кардинально противоположной стороны, в которой присутствует разум. Не разум, а разум, в крайне отрицательном его проявлении. Нарушающий и разрушающий ВСЁ. Приводящий в тупик, где три стенки и пропасть и - неприятное, болезненное, отчаянное и какое-то гротескное одиночество. От которого не спасают ни друзья, ни их советы, ни перемены декораций и замены актеров, ни, тем более, ежевечерний Курвуазье, потому что всё в итоге оказывается самообманом. Где, казалось бы, нужен рывок - но и он окажется тем же, да и сил на него не осталось, и взять их негде, неоткуда. Только стенки становятся всё выше, а пропасть - всё глубже. И я смотрю на это и не понимаю ни-че-го. Откуда это берется? Как раковая опухоль какая-то, зарождающаяся где-нибудь в мозгу и постепенно распускающая метастазы по всему телу. Отравляющая все существование, каждый момент жизни, каждое вымученное действие и каждый глоток псевдоспасительного коньяка. Из-за вещей надуманных, если всмотреться, из-за абсолютно решаемых вещей. Решаемых - но только в другой реальности и другими людьми. Может быть, более гибкими или менее принципиальными, менее инфантильными - другими. А здесь - только повышающийся градус абсурда. И все это происходит с очень хорошим, очень умным и добрым человеком. Человеком, который мог бы сделать очень многое, но сам (не без сторонней помощи, но по большому счету сам) загоняет себя в этот тупик и все безнадежнее в нем зависает, уже не видя выхода или даже намека на него. Мне не жаль этого человека - она не жертва какой-то глобальной несправедливости, она жертва исключительно своих собственных разрушительных самогрызений - но очень хочется ей помочь. Как - не имею понятия. Хотя знаю достаточно о ситуации. Но не до конца понимаю саму ее природу. Вернее, совсем не понимаю. А начинать нужно с этого.
Не понимаю, зачем разумные человеческие существа завязывают в какие-то безумные загогулины и узлы линии, которые могли бы быть совершенно прямыми. Если бы они просто меньше думали. Отключали иногда голову и следовали внутреннему импульсу. Но нет же, нужно вязать какие-то хитросплетения, и запутываться во всем этом, как муха в паутине, и кричать потом о помощи. Неужели настолько скучно, что приходится изобретать все более изощренные способы самоистязания и истязания окружающих? Чтобы привлечь к себе внимание? Потому что больше привлечь его нечем? Потому что другие реагируют только на апогей абсурда, на нечто, доведенное до точки кипения, на шокирующие сенсации и громкие крики ужаса. Ничего другого не слышат и не хотят слышать, закупорившись в собственной реальности, в попытках бегства от мира, который противен всем и каждому, и который, однако, эти все и каждый создали и поддерживают его существование. Тем, что не реагируют, тем самым провоцируя новые, еще более громкие крики, еще более уродливые порождения поломанного сознания. Японские школьники, обматываясь скотчем, пачками выбрасываются из окон. Чтобы привлечь внимание. Кто-то снимает на видео собственное самосожжение и оставляет записку с просьбой выложить это на youtube. Чтобы привлечь внимание. Даже этим уже мало кого удивишь. И так будет происходить только по возрастающей.
Иногда кажется, что единственный реально действенный способ это остановить - это все разрушить, просто снести к чертям абсолютно все и начать заново. Вернуться к тому, с чего начинали, когда все было предельно просто.

@темы: словоиспражнения

01:04 

И еще кое-что, наизнанку.

кока-кольный делирий
Где-то глубоко во мне живет угловатый закомплексованный подросток переходного возраста, зажатый в тиски корсета Шено.
Где-то еще глубже живет маленькая девочка, которую запирали в туалете за провинности, уча: пока не замолчишь – не выйдешь, слезами и криками ты ничего не добьешься. Она научилась. Настолько, что иногда ей хотелось родиться немой, чтобы молчать всегда и санкционированно.
Мне не хочется с ними дружить. Мне хочется их искоренить, уничтожить, привязать к позорному столбу и сжечь.

Не запирайте детей в туалете. Разговаривайте с ними. Если хотите, чтоб они потом разговаривали с вами.

Всё, всё высказала, что хотела. Можно идти на вечеринку.

@темы: словоиспражнения

13:41 

Underdogs

кока-кольный делирий
A passer-by asked me for a lighter

An elderly man in shabby clothes with a drunken face and eyes full of gratitude
He put his hands on mine while lighting his cigarette
Ugly, red, swollen, all in burns and scratches, tired, injured hands
Dirt stuck under nails
He put his hands on mine
Like a priest puts his on the head of a small child, blessing
They were warm

He gave me the warmth
The thread of which I’d been starting to lose

He gave me the warmth
I gave him the light
A fair exchange

I am the saving grace for all underdogs asking me for a lighter in the street

And so are they for me.

@темы: a rush of blood to the head, словоиспражнения

00:13 

The night I slept so bad

кока-кольный делирий
An intolerable grapefruit coffee morning
A motion picture four hours long
Not dragged out
But heavy
Hammering nails into the head

Without
Without
WITHOUT
Emptiness is also a sort of content
At least, that’s what they say
As well as darkness is a sort of light
And silence is a sort of talk
That’s what they say
Emptiness, Darkness, Silence
VACUUM
I don’t want to
PLEASE
I don’t want to
Wake up in the middle of a red desert
Boundless, horizonless,
Sinking into the hot sand
Neck-deep
Anymore
I’ve had enough
Just enough
For the Desert to scare the hell out of you
I don’t want to
No
I don’t want to fall asleep
Naked in the cold and rain
On a street where all the light bulbs
Have been crashed just the day before
Lying on the pavement, motionless, wrapped in scattered glass –
Cos that’s what it feels like.
Choking
Stumbling
Chain-smoking
Absent
Lost
Transparent
Bodyless
Catching on every slightest
Thinnest thread
Linked TO
Not to disappear
Into EmptinessDarknessSilence
Completely
BEFORE
Stupid
Ridiculous
Piling up the agony
For no particular REASON
Indulging the insanity
For no particular REASON
Breaking, dissolving into a thousand
Shreds, pieces, splinters
For NO particular REASON
The closest friend
Of my last days
The old pin-striped piece of cloth
With the particles OF
Spirit…
Hold it down.

@музыка: Stevie Wonder

@настроение: Stevie Wonder is still a God

@темы: a rush of blood to the head, словоиспражнения

15:54 

Bezsensovne rozvazania Matki Afryki

кока-кольный делирий
Ten jebany komputer nie ma v sobie polskiego...

Nie chcialam isc do domu, bo co ja mam tam robic, v tym pustym domu w nocy, oprocz tego, zeby pic rom i sluchac znowu Niny Simone, kiedy w tej chwili mi tak sa potrzebne ludzie. Nie dla tego, zeby z nimi obcowac, ale poprostu by byli obok. Dlatego siedze teraz tu. Aby byc wsrod ludzi i by spedzic kilka czasu w obecnosci czlowieka, z ktorym nigdy nie mielismy i, pewnie, nigdy nie bedziemy mieli, zadnych stosunkow fizycznych, ale ktory przy tym jest chyba jedynym czlowiekiem w calym swiecie, ktory mi nigdy nie obrazi. Bo jestem dzieckiem, bez wzgledu na to, ze pije whiskarz i wypalam fajki jedna po drugiej, jako pociag, jestem dzieckiem, a zolnierz, jak to sie mowi, nigdy dziecka nie obrazi. Nie mowie, jednak, ze mi ktos obrazil, ze to wszystko pisze. Chyba tylko Wszechswiat. Ale, kiedy Wszechswiat Ci obraza, to nie Wszechswiat musi Ci przepraszac, to ty masz przepraszac Wszechswiat, nawet, gdy nie masz pojecia, wlasnie, za co. Ale to sa procesy zupelnie naturalne, i ja to calkowicie rozumiem. Mozgiem. Ale by to zrozumiec na wzrowniu emocjonalnym, ktory sie okrutnie prociwi, potrzebny jest chyba tylko czas. I muzyka. Muzyka, w ktora sie poglebiasz, aby sie uratowac. Od czegokolwiek. Bo to jedyna rzecz, ktora pracuje ZAWSZE.

I jeszcze cos... Ja nienawidze whisky. Nienawidze. Pije go tylko wtedy, gdy czuje sie, jako w dupie. Aby odczuc, ze wszystko nie jest tak brzydko. W porownaniu z whisky.

@музыка: ayo_where would I be today without you

@темы: Vienna, the piano has been drinking, блюуууз детка, настроенческое, словоиспражнения, сплин

17:53 

A Close-to-"King's-Crossing" Mood

кока-кольный делирий
Что ж, если Вам и вправду есть, что сказать – тогда побеседуем.
читать дальше

@музыка: Elliot Smith_King's Crossing

@темы: словоиспражнения, настроенческое, блюуууз детка, a rush of blood to the head

19:42 

Current

кока-кольный делирий
Организм в шоке, отвыкнув за неделю от вздрючивания в семь утра. Видеоряд с внутренней стороны век за пятнадцать минут поездки в метро поражает кислотностью и натуралистичностью, переплетаясь с реальностью. Стоит присесть и откинуться на спинку - срубает и уносит куда-то в параллельные миры.
Взаимоотношения с духовкой накалились до сюрреалистического предела. Недавняя попытка испечь песочное печенье увенчалась двумя дюжинами абсолютно не привлекательных черномазых рож, а сегодняшний порыв испечь сережки завершился почти тем же - нужно ведь было догадаться подвесить их за крючки к решетке, чтобы потом смотреть, как старательно вылепленные ромбики-квадратики обугливающейся массой неаппетитно стекают вниз, распространяя по квартире жуткую вонь паленой пластмассы.
Последние пару дней накрывает какая-то отчаянно белорусская бытовуха. Во всех ее гадостных проявлениях в виде теток с пергидролевыми батонами, заводских усатых мужиков, быдло-мальчиков в одинаково безликой одежде, с дебильными ухмылками и пивом, "правильных" девочек-студенток с кричащими бляхами PRADA и D&G на китайских сумках и задницах, гордо не стыдящихся членства в БРСМ, джинсов - нелепых подъебок под G-star, ежедневных объемов продаж плодово-ягодного в продуктовом возле бульвара Шевченко, немощных несчастных стариков в замусоленных штанах, просящих у прохожих на бутылку водки, и таких же немощных бабушек в платках, просящих на булку хлеба, и постоянных разговоров о выживании, снижениях зарплат и рыночных ценах, корявой речи, чавканья, блевания, бычья, мордобоя, апатии и уебищности. Бывает периодически. Потом проходит, когда абстрагируешься-адаптируешься. А потом накатывает снова. Да так что терпеть невыносимо и хочется в Австралию. Где люди радостные и психически здоровые.

Хотя это все так. По наитию. На самом деле неделя выходных восхитительная была. Хорошо, когда есть кому готовить вегетарианскую еду. И когда Айо в "Вене", и морс - тоже хорошо.

@музыка: Ayo_Help is coming

@темы: belliwood, reasonings, what's going on, словоиспражнения

23:23 

lock Доступ к записи ограничен

кока-кольный делирий
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:19 

lock Доступ к записи ограничен

кока-кольный делирий
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
14:15 

Гори в аду, о, Кафки не читавший!

кока-кольный делирий
Не так давно, примерно с неделю назад, мне открылась ужасающая истина. Истина настигла меня в книжном магазине. Она накинулась на меня из-за книжной полки, пока я, ничего не подозревая, скользила глазами по корешкам книг издательства «Азбука-классика». Истина была такова: я не читала Кафку. Вернее, нет, не так. Я НЕ ЧИТАЛА КАФКУ. Только вообразите себе. Я. Кафку. Не читала. Что я делала в этом мире все эти бездарные девятнадцать лет? Я поспешила к полке с авторами на букву «К». Кафка стоял на месте. Подле него стоял Камю. (Я с ужасом подумала, что не читала и его тоже). Я взяла в руки томик и начала было перелистывать, как вдруг подумала: читать Кафку?.... Сейчас?? От одной этой мысли становилось душно и дурно. Я поставила Кафку на место и перешла к другой полке. Но стоило мне повернуть ее другой стороной, как на меня снова уставился Кафка, с обеих сторон подпираемый томиками Камю. Я с опаской покосилась на них и прошла дальше… Но на следующей полке они настигли меня снова! Уже в другом издании, но снова рядом! Я закричала и, схватив с полки сборник рассказов Буковски, бросилась прочь из магазина.
Кафка и Камю долго и укоризненно смотрели мне вслед.

@темы: reasonings, what's going on, словоиспражнения

14:02 

Гуру, голден вирджиния и растворимый кофе из микроволновки

кока-кольный делирий
Это было странно. Это было более чем странно. Это было страннее некуда. Настолько странно, что было ли это вообще? И, тем не менее, это «странно» было в тот самый момент, когда оно было нужнее всего. Кроме того, оно получилось настолько естественно и само по себе, что от этого еще более странно.

Гуру уже во второй раз появляется в моей жизни, чтобы меня спасти и переключить волну в моей радиоголове - с радио-блюз на радио-фанк, пусть мы с ним и знаем, что это временно, зато именно тогда, когда это критически необходимо, а у меня самой не хватает силы воли. И Гуру знал об этом. На то он и Гуру. Гуру знал об этом, когда говорил: «You can…» Он знал об этом, когда говорил: «You should…» Он знал об этом, когда я утром слизывала сон с глаз цвета бакарди, как в сцене из «Мечтателей».

*** It’s a hundred and ten, Hundred and ten in the shade….:::::
Мне было страшно ночью, не потому, что я боюсь грозы, я не боюсь ее, нет, просто какой-то странный ужас, клокочущий в груди при раскатах грома, какое-то тревожное состояние ада, дискомфорт, страх, не за себя - за кого-то, за что-то. Я просыпалась несколько раз, меня душило одеяло, я сама душила кого-то во сне, кричала, закрывая кого-то собой, пытаясь от чего-то – непонятно, чего – защитить.
Утром – не притронувшись даже к кофе – нырнула в жару. Приставучую, липкую жидкость густого желтого цвета, заливающуюся во все щели – в троллейбусы, в такси, на террасы летних кафе. Мимо стены черт знает откуда взявшихся мошек – каких-то мутировавших под температурой муравьев с крыльями и огромными жопами – их было столько, что оставалось только, вдохнув, нырнуть поглубже, зажимая нос, и плыть на таран. Мимо сбрендивших кондиционеров с пеной у рта, истекающих слюной и потом. В кишке троллейбуса, чувствуя, как стекает по спине издевательски медленная капля, и как инфернальным скрежетом отдается в ушах каждое слово женщины из динамика, приносящей извинения за перекрытие трамвайных путей – ты мысленно вынимаешь из-за пояса револьвер и со смаком вышибаешь ей мозги. It’s a hundred and ten, hundred and ten in the shade…..
Резкое торможение, металлический, оглушающий сигнал поезда метро. Озадаченные лица. Суета. «Перекройте входы!» Человек упал на рельсы. Человек упал на рельсы. Так тихо и ненавязчиво, настолько не привлекая к себе внимания, что никто даже не успел ничего сообразить. ЧЕЛОВЕК УПАЛ НА РЕЛЬСЫ. It’s a hundred and ten, hundred and ten…
What//Are//You//Doing//Here?

Nothing. Drinking, losing my commonsense.
We’re all mad here. Committing slow, gradual and deliberate mental suicide.

Как мы сегодня отреагируем на ежевечернюю порцию желчи? А вот так. Весело, снисходительно. Даже с провокацией. Я не боюсь сегодня, я имею полное право на это и веские основания для. Ныне и присно.
«Я не то, чтобы схожу с ума, но я устал за лето…» Что-то в этом духе. Крайность такая.
Дилемма – написать/не написать. Перетерпи неделю хотя бы. “I’m losing the concept of time” , - ты говоришь. Как это актуально и совсем не удивительно. Это было год назад, и это же было буквально вчера. Но никак не в воскресенье утром, когда на самом деле и было.



 

@музыка: cinematic orchestra

@темы: reasonings, a rush of blood to the head, настроенческое, словоиспражнения

13:53 

А вот и про музыку. Прошибло после бессонной ночи.

кока-кольный делирий
Букафф очень много. Прошибло, говорю же.

читать дальше

@темы: ля музик, словоиспражнения

08:38 

Thursday morning, музыка, ты и насильственные исчезновения. Снова Джанис Джоплин.

кока-кольный делирий
Смотрит на тебя в оконном отражении... Не знаю, рыло какое-то, со всклокоченной головой. Джек Николсон в юбке в клеточку, покрашенный в цвет соломы – взгляд почти такой же…
Зачем ты расстилаешь постель, если не собираешься в нее ложиться? Так принято? У кого? Все, что было принято, уже давно выветрилось. «С возвращением в наши алкоголические ряды», - говорит веселый Ваня, чокаясь с моим южным комфортом. Да ну, какое возвращение. Ностальгия просто. «Повторить?» Да нет, в другой раз – а то на такси не хватит, мы сегодня скромненько.
Какое спать, уже светло, успокойся. Nuspirit? Хорошо, пускай будет Nuspirit. Хотя это и не правильная музыка для дождливых шести утра. Они хороши для душного праздного вечера, с вином и сыром. А сейчас бы скорее… Даже не знаю, что сейчас. Пускай будет Nuspirit.

Зачем я покупаю этот крепкий красный Лаки Страйк? Чтобы закуривать, помяв сигарету в пальцах, и пытаться понять, что чувствуешь ты, когда делаешь то же самое. И потому, что там индеец в уголке. Как одна из моих любимых… не знаю, ролей, ипостасей, личин. Старый индеец, сидящий в поле у дороги, дудящий в губную гармошку и попыхивающий трубкой. Ту трубку я потеряла еще во время ареста. Почти год назад. Прадедова осталась в Польше. А две других исчезли при загадочных обстоятельствах. Им, наверное, тоже выстрелили в затылок.

Я танцевала фламенко накануне, цыганское фламенко с белой мужской рубашкой вместо тореадорской накидки, и мне ничего не было нужно. Ничего не было, кроме музыки. Музыкой проще всего разговаривать. Не словами, не жестами, даже не взглядами. Музыкой. А позавчера я опять подралась с дверным косяком – прилив темперамента – влепила ему пару звонких затрещин, даже синяк остался на фаланге пальца. Позавчера мне было как в этой песне – я не знаю, как она называется – когда узнаю, обязательно скажу. Она – в самый раз для кульминационной сцены в спектакле о насильственных исчезновениях. Я так и не узнала, насколько насильственным было твое два дня назад.

Вчера я любила тебя бескорыстно. Я сосредоточенно мяла в пальцах сигареты под Нину Симон и убеждала себя в этом. Hush now… Don’t explain… Я знаю, тебе она тоже нравится, Нина. Пусть и не так, как Элла Фицджеральд. Элла – это априори. А Нина – она искренняя. Как никто. Don’t explain… Пусть музыка говорит.

Сегодня ты мне безумно нравишься. Ну, потому что как еще? Как иначе? Твои ночные рассуждения о том, кто настоящий. «Чикаго коммершиал стафф... Люблю ли я музыку Би Би Кинга? Нет. Люблю ли я самого Би Би Кинга? Да». Или: «Ну, ты посмотри на него. Посмотри на Ронни. Смотри, как он играет. И сигарета, блин, ну что это такое?. Знаешь, почему я люблю Ронни? Потому что я тоже обожаю курить... Ronnie B. Goode!» - и я незаметно подвигаюсь ближе, чтобы в случае чего не дать тебе упасть со стула. И эта твоя... (Ты иногда смотришь так тепло, что со стула падать в пору мне). И маленькая Латинская Америка, так неожиданно получившаяся… Я не танцую сальсу. Я ее готовлю. Из перцев чили и помидор. Острую, как опасная бритва. Но не танцую, а жаль.

Что я буду делать завтра – я не знаю. Еще не думала об этом. Да и толку, если все кажущиеся повороты мыслей все равно оказываются одной большой скомканной лентой Мёбиуса. И зачем, если завтра все равно никогда не наступает. Так сказала Джанис. “As we discovered on a train – tomorrow never happens. It’s all the same fucking day”. Ну, или как-то так. Есть только сегодня. Всегда. Люблю ли я Джанис Джоплин, ее музыку и ее голос? Нет. Люблю ли я Джанис Джоплин, ее музыку и ее голос?
Да.

@музыка: Nuspirit Helsinki

@темы: soul kitchen, ля музик, настроенческое, словоиспражнения

14:32 

В словарик Доктора

кока-кольный делирий
"Обстенентный синдром" - желание убить себя об стену.

@темы: словоиспражнения

17:01 

кока-кольный делирий
«Приветствую тебя, о, Мартин, великий пожиратель зубочисток и креветок в винном соусе.
Я пишу тебе из-под Тауэрского моста, застрявшего в фотокопии моего воображения, как Винни-Пух в норе Кролика. Мои дела превосходно, спасибо, что поинтересовался, я вот уже восемьдесят четыре года пью смородиновый чай со сгущенкой (тебе никогда не приходило в голову, что смородиновый чай обжигает губы сильнее других?) и всерьез подумываю о побеге в островное государство – как-нибудь летом, что ты об этом думаешь? (I’ve got 25 bucks and a cracker, do you think it’s enough to get us there?) В своем письме ты спрашивал, что я думаю о трехпалых диалапах, так вот: я не думаю, что они имеют какое-то отношение к метаболическому синдрому и тому, что происходило в Париже, штат Техас, когда леди Дагмак сверзилась с крыши мормонской церкви, услышав глас Кровавого Потрошителя в облике Джойс Маер. Хотя они определенно дадут фору любому пневмогайковерту, однако замкнутые полосатые угри намного более впечатляющи и, честно говоря, более опасны, особенно в период весенней линьки. Я уже, кажется, писал тебе, что сейчас перевожу одного «Урода» по кличке фон Майенбург, и он сподвиг меня на некоторые размышления касательно будущего пластической хирургии. Ты знаешь, с недавних пор меня преследует навязчивая идея – я хочу себе дополнительный нос (можно даже два) – он бы с лихвой компенсировал дисплазию тазобедренных суставов и вообще пришелся бы весьма кстати, учитывая мой хронический ринит. Я уже не говорю об эльфийских ушах, о которых мечтаю с тех самых пор, как мне было всего семьдесят девять. Только не нужно меня отговаривать и утверждать, что это все из-за праздного образа жизни – я не бездельничаю, мой дорогой трудолюбивый друг, о нет – я предаюсь недеянию, это существенное отличие. Чего и тебе советую. Так что сожги, пока не поздно, свои основы едиологии и почитай лучше Лао Цзы. Только не смей соглашаться с ним во всем, а я обязательно пришлю тебе открытку, как только окажусь в другой точке стратосферы.
Твой во веки веков аминь,
Олигофрэнсис Психопатрик.

P.S. Остерегайся замкнутых полосатых угрей!!»

@музыка: крутая грузинская тетка

@настроение: ок

@темы: словоиспражнения

04:33 

потому что холодно и март дурацкий месяц

кока-кольный делирий
Сейчас я лежу на скрипучем паркете
и думаю об отсутствии всяческой рефлексии
о замороженном мозге, потому что потеряла в Варшаве кепку
и о теплой обуви, которую намеренно оставила в Люблине
и о том, что давно не пила вина
и о посеверевших руках, потому что чудесные розовые варежки,
которые прислала Мари из Норвегии,
остались в Минске
и об облазящем ногте,
который я прищемила дверью такси
когда мы возвращались из лондоского кэнди-бара
с татуированной стилисткой Лайлой из Сан-Франциско
и пробиваю себе кэмпинг под Эдинбургом
со старым шотландским другом и его китайской женой
и жалею о том, что я полная бездарность
чтобы поехать учиться в Глазго
и надеваю по трое носков, выходя на улицу
и замерзаю от фотографий венской архитектуры
и мечтаю об июле и Берлине, которые, скорее всего будут
и о Черногории и Роберте, потому что я к ним хочу
и не знаю, как все уместить в одно лето
(а главное, где взять на это денег)
и пойду завтра за виниловыми пластинками по вильнюсским секонд-хэндам,
которые все равно не на чем проигрывать, но они меня греют
потому что мне холодно
а, помнится, летом
кто-то на кухне кормил меня вкусным омлетом
и фотографировал на фоне стен заброшенных складов
и приносил булочки на крышу, куда я забиралась,
чтобы читать книги с манговым табаком и фляжкой с мартини
и выцарапывала ржавыми гвоздями всякую чушь
и даже один раз встречала рассвет после безумной фанковой ночи
и мы пили матэ, и я курила прадедову трубку
и мы смотрели Джармуша и кого-то еще, кажется, Гринуэя
и хотелось смеяться, а иногда, промокнув под дождем,
фыркать, снимать с себя все мокрое
и танцевать перед камином.
Только камина не было.

А теперь я пойду спать на надувном матрасе
слушать зэ смитс
и думать о том, что не стоит мешать пиво с йогуртом.





@темы: атмосферное, reasonings, mad nomad, friends, come back to camden, словоиспражнения, настроенческое

you are here

главная