Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:20 

Дым, милый дым

кока-кольный делирий
Дым, милый дым.
полупустым понятым
под подслеповатым
несуществующим глазом
вполне существующей инфузории.
так творится история:
разом - разлом
а под ним - комья ваты,
всё, что осталось от им-
ени, дым, милый дым.
Дым, милый дым.
бедрам крутым
чуть повыше колен
красавицы
(ибо им и творится поэзия)
(ибо ими творится поэзия?)
тоже достанется
честь обращения в тлен.
всё, что останется им-
дым, милый дым.
Дым, милый дым.
Даже самым простым
сочетаниям слов
для назвавшегося поэтом
(ибо всякое творчество
несущественно без затворничества)
не родиться поэтому
вне четырех углов
самое себя. И поэтому
все, кто останется с ним -
дым, милый дым.

@темы: тварю ли я?

20:29 

Дом

кока-кольный делирий
Дом закончился -
истек его срок годности.
крыша расползлась,
пришла в негодность, и
в стенах выщербленные фигуры
разрослись под весом арматуры.
Дома нет - он убежал с позором,
прикрывая свой позор забором.
Дома нет - не отвечает на звонки,
в чемоданы уложил куски
стен, окон, фундамента и пола,
люстру и обломки частокола,
рамы, доски, кафельную плитку,
все свои нехитрые пожитки -
чайник, зонт и блюдце из фарфора,
начатую пачку Беломора,
чай и чайных чашек штуки три,
дверь и с нею - коврик у двери,
нож, утюг, картину под стеклом,
ящик со столовым серебром,
мишку и бумажный самолетик,
книжицу в помятом переплете,
шкап, комод, и что в комоде было,
таз, кусок хозяйственного мыла,
хлеб, котомку старого тряпья,
крюк и пару сменного белья,
пассатижи, щеколду, засов,
ключ. Упаковал - и был таков.
Дома дома нет - уплыл с концами.
Дом забыл, где сам себя оставил.
Осознав масштаб своей потери,
Уходя, махнул лишь ручкой двери
и билетом в третий класс парома.
Дома нет. У дома нету дома.

@темы: тварю ли я?

16:41 

Ну и кто прав, г-жа Костюкевич?

кока-кольный делирий
Шпрехен зи руссиш?
Шпрехен зи руссиш?Тест на знание заимствованных слов, имён собственных и других хитростей русского языка. Такой небольшой «диктант» , позволяющий проверить вашу грамотность.
Мой результат:
Ни одной ошибки! Столь доскональное знание русского языка выдаёт в вас профессионала.
Пройти тест "Шпрехен зи руссиш?"
Все познавательные тесты на ШколаЖизни.ру

22:38 

Я творю неведомую хуйню.

кока-кольный делирий
Я творю неведомую хуйню.
Да-да, я творю неведомую хуйню. Я творю неведомую хуйню дада. Дада хуйню.
Глазами других, я творю неведомую дада хуйню следующим образом.
Я адски проёбгуливаю университет. Я появляюсь там раз в неделю на одной паре, которой, к тому же, нет в расписании второго курса - на семинаре своей гуру. Я так и не закрыла зачет по физкультуре и не сдала русский конченно-принципиальной рыбине, которая ненавидит меня за то, что в прошлом семестре я сдала этот русский декану в обход ее. За это меня со дня на день могут выгнать. Но я не особенно дергаюсь по этому поводу. Потому что если этого не случится в этом семестре, то в следующем мне светит даже не жопа, а полная пизда. Причем по нескольким фронтам, точнее, практически по всем. И разбираться со всем этим у меня нет ни желания, ни сил - как физически, так и эмоционально. Мне все равно. У меня вообще нет желания туда заходить. При этом, когда я все-таки захожу, каждый считает своим долгом спросить у меня, как мой русский. Как будто со мной больше не о чем поговорить.
Глазами других, я проебываю свое образование, а стало быть, свою жизнь. В их взглядах читается отношение, какое читается во взглядах общающихся с больным раком.
п о ш л и н а х у й.
Глазами других, я ничего не делаю. И не хочу ничего делать. Это действительно так. Я не хочу ничего делать из того, чего от меня ждут. Кто угодно. Даже гуру. Гуру ждет, что я выберусь из ямы. Но я не хочу выбираться их той ямы, в которой, она думает, я нахожусь. Я нахожусь в другой яме, и из нее я выберусь.
Глазами других, я веду непозволительно праздный и блаженный образ жизни. Я просыпаюсь, когда проснусь, курю, смотрю хорошее кино, курю, готовлю еду, курю, приглашаю на еду Пэ, мы вместе едим эту еду, курим, смотрим хорошее кино, занимаемся сексом, курим, играем в нарды, пьем мате, идем на набережную, пьем пиво, пишем стихи, я играю на гармошке, а он на саксофоне. Или я ем еду одна, курю, играю в нарды сама с собой, делаю переводы, когда мне их присылают, решаю судоку, сижу на дереве на набережной, пишу стихи, курю. Я делаю только то, что хочу. А это непозволительно.
Последний месяц у меня было что-то весьма похожее на запой. Это была неведомая хуйня, которая мне очень не нравилась. Эту хуйню я прекратила без сожалений, за собой вытащив из нее и Пэ. Это был рок-н-ролл, но это был плохой рок-н-ролл. Так себе рок-н-ролл. Рок-н-ролльное обнуление счетчиков. Так вышло, что они не просто обнулились, а ушли в минус. Из которого нужно выйти хотя бы в ноль.
Я по-прежнему не могу ничего читать. Кроме статей в журналах, интернета и стихов. У меня лежит несколько начатых книг, дочитывать которые нет никакого желания. Не потому, что книги плохие, просто не удается ни на чем сконцентрироваться. Гуру сказала: "Если не можешь ничего читать, тогда пиши сама". Этим и пытаюсь заниматься. Очень удачно в прошлую субботу обнаружила у себя Ван Сентовский "Найти Форрестера". Это фильм, который вштырил меня даже больше, чем "Общество мертвых поэтов", (который я могу пересматривать бесконечно). "Сиди и печатай мои слова, пока не почувствуешь свои".
Но я не об этом. Я о неведомой хуйне, которую я творю.
Своими глазами, я творю неведомую хуйню следующим образом.
Я нахожусь в подвешенном состоянии там, где я не хочу находиться ни в подвешенном состоянии, ни в каком-либо другом. У меня нет мотивации. Я ее не вижу. Мне пытаются на нее указывать все, кому не лень, но я ее не вижу. Это не моя мотивация. Это мотивация, которую мне когда-то навязали, а я поверила в то, что сама ее выбрала. Потребовалось много времени, чтобы понять, что она не моя. Моя мотивация - это бар (или ресторан), который я хочу открыть. Это мечта, которая меня не отпускает и не отпустит, в отличие от всех прочих. Более того, я буду считать свою жизнь несостоявшейся, если этого не сделаю. Это то, что для меня ДЕЙСТВИТЕЛЬНО важно. А чтобы открыть свой бар, нужно что-то делать для этого. А я не могу этого делать, потому что я в подвешенном состоянии, с которым у меня не хватает смелости порвать и начать серьезно заниматься тем, что я люблю. Чтобы заниматься этим серьезно, нужно много времени и энергии. А много времени и энергии у меня нет - я большую их часть проебываю на внутреннюю борьбу и попытки понять, что делать со своим подвешенным состоянием. И затягиваю, и жду, пока этот вопрос решат, наконец, за меня. Потому что я не хочу решать этот вопрос. Там требуются не те усилия, которые я хочу прилагать. Я просто хочу проснуться утром как-нибудь так, чтобы этого вопроса больше не было. Как ребенок, который не хочет есть вязкую манку с комками на завтрак просто потому, что это якобы полезно для его здоровья. Ему пихают в рот "ложечку за маму-папу-Отечество", а он отбрыкивается, отплевывается, орет дурниной и больше всего хочет, чтобы ни манки не было, ни ложки, ни того, кто ее пихает - и чтобы спастить бегством туда, где можно съесть затихаренную в кармане шоколадку. Потому что шоколадка - это и вкусно, и полезно, и дарит смех и радость. В отличие от манки.
Но есть и делать только то, что хочешь - непозволительно. Так считают люди. Которые пихают в меня манку. И они же считают, что я сотворю неведомую хуйню, если сбегу и съем шоколадку. Я считаю иначе.
Риторического вопроса "что делать?", как и ответа на него, здесь не будет. Я знаю, что. Но пока боюсь. Потому что у людей с манкой есть еще и отцовский кожаный ремень.
Я бы еще пооколофилософствовала на эту тему, но на этом у меня закончились слова и время.
Пора идти дальше творить неведомую хуйню, пока не поумнею, наконец, в нужную мне сторону.

@темы: словоиспражнения

17:01 

истина на дне

кока-кольный делирий
Отправляясь на поиск истины по бокалам,
принимая за аксиому, что только в вине
существует ее отраженье - дело за малым:
до последней капли допить свое каберне,
шардоне и шираз, и мерло, и бордо. И нам ли
рассуждать о таких вещах, но ответьте мне:
что такого в этой последней капле,
что она всегда остается на самом дне?

@темы: тварю ли я?

00:29 

внутренне-опустошенное

кока-кольный делирий
я буду скручивать свои
вишневые самокрутки
и радоваться
если мне удастся сделать это
с первого раза

я буду скручивать свои
руки
ноги
шею
в узлы
бантики
и голубей-оригами
чтобы не сделать то
что сделал как-то один мой друг
проходя по мосту
возле станции метро
скинув пальто
и оставив телефон
своей подруге
смотревшей на него
глазами
полными ужаса
потому что нельзя было
по-другому
читать дальше

17:22 

не бродский может быть (так себе ни о чем)

кока-кольный делирий
Одета в неброское
с томиком Бродского
может быть, Бродский - я
может, сами вы - Бродские.
может быть - в грязную реку вброд
может быть, всё это чистый бред
может быть, я у семьи - урод
может быть - нет.
может быть, я у семьи - Авелем
может быть, я у семьи - Каином
может, меня у порога оставили -
может быть, я у семьи - случайная
может быть, я вообще - ниоткуда
может быть, я на семье - нарост
может быть, я у семьи - Иуда
может быть, я у семьи - Христос
может, глаза мои - не мои
может быть, кожа моя - не кожа
может быть, нет никакой семьи
может быть, "может быть" быть не может.

@темы: тварю ли я?

21:26 

Carry on up the morning

кока-кольный делирий
Это когда ты слушаешь Libertines на ужин и Babyshambles на завтрак и не думаешь: "Вот, послушай, как у Пита Доэрти, кид, и пойми, что у тебя-то еще все хорошо.
Это когда ты слушаешь Libertines на ужин и Babyshambles на завтрак и думаешь: "Сука, Пит, как я тебя понимаю".
Опасайтесь своих желаний - они материализуются быстрее, чем вы успеете возжелать чего-то всерьез.
Ты хотел рок-н-ролла, кид, ты получил его в избытке. Но если уж ты получил его в избытке, значит, так было нужно, именно в такой форме, значит, тебе нужна была сейчас именно такая встряска, причем в прямейшем из смыслов - нужно было, чтоб тебя протрясло именно так, как тебя протрясло.
И самое забавное - что ты помнишь абсолютно все, во всех подробностях -
и твой монолог Гамлета
и дерево, на которое тебя потянуло залезть
и твой собственный блюз на гармошке
и то, как ты потом мог говорить исключительно по-английски, причем без остановки, и понимая при этом фразы, обращенные к тебе на французском и испанском
и совершенно не мог связать двух слов по-русски - они выпадали из тебя с огромным, нечеловеческим усилием, как будто в рот напихали ваты вперемешку с жидким силиконом.
тебе казалось, что вас всех прямо сейчас снимают в кино, но это кино ты уже видел, причем каждый дубль, каждая сцена были отсмотрены тобой лично ровно за пять секунд до начала съемки, как-то так.
потом тебе не хотелось открывать глаза
потом - зеленый чай, и ты раскланиваешься, раскланиваешься, раскланиваешься после своего выступления.
тебе плевать на это, ты знаешь, что утром твое несгибаемое чувство самоиронии расставит все по местам.
утром ты просыпаешься с привкусом Кустурицы во рту, бабушка человека, с которым и в чьей майке ты просыпаешься (на ней китайские драконы, инь и ян), эта бабушка-луноход в соседней комнате поет православные псалмы, она так делает каждое утро, но сегодня - почему-то на два голоса, и это не твоя галлюцинация, потому что не только тебе так кажется. больше она практически никогда ничего не говорит и полностью глуха на одно ухо - когда-то в молодости врач случайно проткнул ей барабанную перепонку - "ой, простите, я нечаянно".
в дверь скребется огромный кот Лаврентий, чья морда всегда выражает смесь укоризны и презрения с легким обертоном кастрированного безумия. он признает только тебя из всех друзей Пэ, и даже иногда дает себя погладить - потому что чувствует, что ты периодически спасаешь его хозяина, который периодически спасает тебя, и к тому же он вступил в интимно-романтические отношения с розовым рюкзаком, чьим хозяином являешься ты - насколько кастрированный кот может вступить в интимные отношения.
just a little loving early in the morning - потом английский завтрак - овсянка, сэр, с бананом и корицей и восхитительный кофе, который ты, однако, впихиваешь в себя с величайшим трудом. ты можешь только лежать, свернувшись в кресле под пледом и смотреть фильм о Бродском - и вдруг осознаешь, что и ты, и все вы - это тот же Бродский, с той только разницей, что ЕМУ-ТО, в отличие от вас, хватило уверенности в себе, чтобы не заниматься тем, чем он заниматься не хотел.
и потом, после всего этого
ранним утром в четыре часа дня
ты поднимаешься, чтобы выйти на улицу
прямо в тысяча девятьсот семьдесят второй год.

13:06 

Топы

кока-кольный делирий
Итак, первый - топ-10 лучших книг, прочитанных мной за последние год-два от m.art.

читать дальше


Второй. Топ-10 фильмов от red-haired.

читать дальше

Третий. Топ-10 фотографий со мной от /foggy, любезно предоставившей мне право понарциссировать.

читать дальше

Над остальными пока думаю)

13:33 

кока-кольный делирий
А накидайте что ли и мне топ-10 каких-нибудь, м?)

13:50 

Перу

кока-кольный делирий
Я к сентябрю,
может быть, докурю,
докурюсь до забвения
полного
мутирую в привидение
стану менять головы
как белье нижнее
с заснеженно-нежного, кружевного
на что-нибудь новое
правда, вам будет неслышно,
а мне - несмешно
и страшно.

но
вы поутру
увезите меня в Перу
улетите, уйдите меня на чем-нибудь
тихо как-нибудь, можно по-черному.
я над Перу разлечусь перьями
как подстреленная
я только это знаю, не верьте мне,
я сама еще неуверенная
анаморфоза из леса
художественная аномалия
профилем мать Тереза
фасом пейзаж пасторальный
(если бы..)
во мне метастазы-метаморфозы
заборы во мне, занозы
заразы, даже за несколько раз,
занос, зауши, зарты и заглаз

мне бы в Перу
только дыру
в карте сперва протрите
мне бы домой
только вот мой
дом потерялся меня внутри.
не смотрите.

@темы: тварю ли я?

11:30 

Время Принимать Прекрасное

кока-кольный делирий
Teaser.

П а т р и к сидит на корточках, выводит мелом на полу какие-то узоры, поет песню.

П: В голове твоей круги
Так божественно легки
Так заманчиво манящи
Так прекрасно далеки

А в моей главе углы
Так ужасно тяжелы
Так убийственно летальны
Так печально некруглы.

Медленно встает, отряхивается, уходит.


ВРЕМЯ ПРИНИМАТЬ ПРЕКРАСНОЕ

читать дальше

@темы: inner shit, тварю ли я?

11:28 

в лучших традициях кретинианства.

кока-кольный делирий
Сажает деревья –
рубит деревья.
сжигает поленья,
выкорчевывает коренья.
в ус себе не дует,
потому как усов не имеет
(и не потому, что их бреет).
поет сам с собой дуэтом,
стреляет дуплетом
и при этом
почти ничего не умеет
толком.
только
уничтожает все на своем пути,
чертов кретин –
искренне ваш,
Олигофрэнсис Психопатрик МакИрвин.


засим разрешите откланяться.


*занавес, аплодисменты. истерический хохот артиста, споктнувшегося за кулисами о макет корабля и с грохотом рухнувшего *

@темы: inner shit, тварю ли я?

20:44 

I like the way we always get each other wrong

кока-кольный делирий
Нет, такие вещи достойны аплодисментов, я считаю.
Сам себе что-то придумал, сам сотворил хуйню какую-то и сам же и обиделся))))
Мужчины - я вас обожаю. За самодостаточность))))

17:56 

Юг

кока-кольный делирий
Свободному Террариуму Театру посвящается... когда ж меня это отпутит уже...

Каждому – кажимость кожи под цвет
Кажущихся обстоятельств.
Мне же – до юга продайте билет
И никаких обязательств.
В сумку мне - пару бутылок рома,
Шляпу и тамбурин.
Здесь у меня нет и не было дома,
Только каркас один.
Я с молоком театральных подмостков
Столько впитала отравы,
Что у меня даже сердце бьется,
По-моему, справа…
Каждому – по десятку на брата -
Бесплатные представления.
Мне же – до юга, и без возврата,
Путевку на оздоровление.

@темы: тварю ли я?

21:58 

Чисто так

кока-кольный делирий
Я гордо валялась на рельсах,
Сверзившись на рельсы с моста.
Мое непригодное тельце
Тащили по ним поезда,
Срывая остатки одежды,
Измазавши зубы в крови,
Пока пассажиры-невежды
На них предавались любви,
И громко на полках плацкартов
Стенали их грузные дамы.
Быть может, хоть так я когда-то
Доеду до Амстердама

@темы: тварю ли я?

22:11 

back to soul kitchen

кока-кольный делирий
Когда мне плохо, и вдруг появляется он - такое бывает редко в последнее время - я всегда ему рада. Он - это запах вишневого трубочного табака, кулон и серьги из белого золота, которые сейчас на мне, кольцо, похожее на обручальное, которое я надеваю иногда как обманку, его отрощенная борода и строгий костюм, смененный на качественный щеголеватый кэжуал - он говорит, что под моим влиянием. Он - это непоколебимая мудрость, которая всегда меня успокаивает. Он хотел увезти меня в Черногорию и подарить мне свой бар. Я отказалась. Потому что он - не тот, кто мне сейчас нужен больше всего.
Когда мне плохо, я могу случайно встретить его. Я могу позвонить ему. Я могу попросить его о чем угодно. Он не станет задавать лишних вопросов -он обнимет меня и скажет, что скучал. Он - это запах мужчины, боулинг и покер, его маленькая дочь от прошлого брака, похожая на ангела, и пассажирское сиденье его машины. Он говорит, что ему комфортно со мной, и что он меня уважает. За то, что я - одна из немногих, кто приходит в этот бар не для того, чтобы снимать мужчин. (Он так и не понял до конца, почему я сюда прихожу). Но он - не тот, кто мне сейчас нужен больше всего.
Когда мне плохо, я могу позвонить ему. Он - это богема, живопись, две недели в дурке и come on, baby, light my fire. Вариация Гонзо и казаки, заказанные в Америке. Мы чуть не передрались в нашу первую встречу. "Я был пьян и излишне болтлив, прости меня, сучка". Я могу позвонить ему - и он за два часа расскажет мне всю свою жизнь, я буду слушать и прокручивать всплывающие перед глазами картинки, лежа в постели с телефонной трубкой. После них так хорошо спится, но он - не тот, кто мне сейчас нужен больше всего.
Когда мне плохо, я могу придти к ним в гости. Они - это старая сталинка на площади Победы и кухня, где мы будем пить чай или вино и играть в карты под звуки скрипки и фортепьяно, на которых играют их дети. Он - это PhD в нью-йоркском, эмиграция и рассказы о Довлатове, Бродском, Ахмадулиной, обо всем на свете. Она - отрыв и безудерж, экспромт, музыка и муза в точно таких же штроксах и байке, как у меня - потому что мы вместе покупали их в Америке, даже размера одного. Это она меня защищала от НИХ тогда, она же меня и вытащила ОТТУДА. Мы ушли вместе. Они любят меня, почти как собственную дочь. А я люблю их. Но они - не те, кто мне сейчас нужен больше всего.
Или, когда мне плохо, я могу придти в гости к нему. Он - это Зомби, странная, но хорошая музыка, странное, но хорошее кино, Келли Линк, сын, которого он любит больше всех на свете, чай пуэр и разговоры о параллельных мирах. Он лучше всех может меня понять, когда мне плохо, но даже он - не тот, кто мне сейчас нужен больше всего.
Когда мне плохо, я могу написать ей письмо. Или просто подумать о ней. Она - это шанель шанс, Айн Ренд, второй концерт Рахманинова и осень в Нью-Йорке, и я влюбляюсь в нее каждый раз, когда вижу. Мне достаточно двух минут в ее присутствии, чтобы вернуться к жизни - и мне всегда ее не хватает. Она мой буддистский храм, и когда я разговариваю сама с собой, я представляю, что говорю с ней. Но даже она - не та, кто мне сейчас нужен.
Я знаю, кто мне нужен больше всего. Я прихожу сюда, зная, что ты будешь сегодня здесь, хотя и не должен. Ты приходишь. Ты приходишь и задерживаешь мою руку в своей при приветствии - ты часто так делаешь последнее время. Ты спрашиваешь, как у меня дела. Я не отвечаю. Ты сам все прекрасно знаешь, хотя я ничего тебе не рассказывала. Ты трогаешь мой лоб, проверяя, нет ли у меня жара, и оставляешь мне свои сигареты. Ты включаешь старый джаз - la vie en rose - я растворяюсь в звуке и впервые за день начинаю улыбаться. Ты - это Лаки Страйк, Фитцджеральд, Голливуд и моя самая любимая музыка.
Мне иногда кажется, что ты опоздал родиться лет на пятьдесят. Но, к счастью, ты здесь. И больше мне ничего не нужно.

@темы: soul kitchen

09:28 

Простите Доктора.

кока-кольный делирий
Ибо Доктор нищ, безработен, весьма этим озабочен и оттого так асоциален.

21:48 

Шекспир.

кока-кольный делирий
Вот появляется в моей жизни товарищ. Вроде как и милый, ничего не предвещало. Но неожиданно так появляется и, надо сказать, довольно навязчиво. После нескольких дней игнора таки приглашаю его на кофе (ибо комплекс Экзюпери и все такое). Сразу говорю, что ненадолго, потому что потом собираюсь в "вену" - сидеть и разбирать материалы к курсовой. "А можно, - говорит, - я с тобой в "вену" пойду? Я там не был никогда". "Ты, конечно, можешь, - честно отвечаю. - Но я там уйду в себя и буду читать. Тебе внимания не уделю". не подействовало. "Ну, я рядом посижу, книжку почитаю". Увязался-таки за мной. Приехали. Думаете, он сидел и читал свою книжку? Долбанных два часа они сидел рядом, периодически подвигаясь поближе, заглядывая мне в компьютер, и ТРЕПАЛСЯ. Трепался невыносимо. "Да что ж ты за пиздючий ящик такой, - думаю. - Когда ж ты уже иссякнешь??" - демонстративно сижу, уставившись в экран лэптопа, мычу что-то в ответ на его треп, читаю "Гамлет Догга" Стоппарда. Видимо, знакомое слово "Гамлет" вызвало в нем какие-то ассоциации. "Ты читала Шекспира??" - спрашивает у меня с каким-то что ли удивлением. "Да, - говорю, - читала. А ты читал?". "Нет... Я Шекспира читать не хочу... Неразделенная любовь эта вся у него.. Я приключения люблю".... Выпадаю в осадок. Человеку 23 года. Ну и вот как? Как мне после такого общаться с ним? О чем?? Об айфонах? О тачках? И как вообще можно два часа ничего не замечать и не понимать, что пора бы самоликвидироваться? Вот почему я не умею откровенно посылать, почему мне чувство такта не позволяет четко и членораздельно сказать сразу: "Уйди, пожалуйста, нахуй, ты мне мешаешь сосредоточиться?" Вот почему??
А потом сиди и думай после такого: то ли это ты сноб, то ли с человеком что-то не так. Идиотизм.
Ну не могу я общаться с людьми, которые не читают книг, неграмотно пишут, не смотрят хорошего кино, не слушают музыки нормальной.. Нет, человек даже реагирует на то, что я ему показываю, ему нравится... но не могу я так!! Это tabula rasa, пусть и с перспективами развития - на ней писать можно все, что хочется, но не могу же я вечно подтягивать человека до своего уровня. Вот слепишь ты из человека то, что тебе нужно - и дальше что? И знаешь его как облупленного, потому что сам сотворил. Неинтересно ведь. Скучно. Нет взаимообмена. Мне нужен человек, который мог бы меня чему-то научить в ответ, который изначально выше меня, мудрее, чтобы мне самой было куда расти. А тут этого нет. Ни на грамм. Только претензии на меня и на поглощение моего времени. И вот как человеку тактично объяснить?
То есть ладно, я знаю, как. Но просто захотелось поныть. Давно не ныла.

13:05 

A long letter of delirium.

кока-кольный делирий
She's wiping her nose, asking me what the hell's going on. Asking me loads of questions again, same old questions I've heard a thousand times before, and I don't care to answer. I stare into my coffee and make no effort to explain. She wipes her nose again (she's caught some cold) and insists on me having to start thinking about things I least want to think about. Not now. Nor tomorrow. Nor the day after tomorrow. Never. They don't think about those things. Those things just happen. Or they don't. They're not worth another thought, they're not worth a shit actually. She doesn't think so. We share the same flat, but surely not the same universe.

I hate mornings. Because whenever I wake up, I look like shit, and I feel like shit, and I still do one, two, three hours later. I hate mornings twice as much when someone else is in the house. Cause then I have to explain my shitty looks and hide my shitty feeling, and feel sorry for it, and talk, and communicate, and pretend to listen, and fake interest, and chat about all sorts of useless stuff, and perform all sorts of maneuvers to make her believe I'm not feeling as shitty as I am. And fight the immense desire to light a cigarette in the kitchen like I always do when I'm all by myself. Mornings are ordeal. I'm not talkative in the mornings.
That's why I'll never explain what the hell's going on. She's not tuned in to get it, just as much as I'm not tuned in to talk, in the mornings. Or any other time of day.
Cos nothing's going on. That's the key, nothing. Hell, I've cut, I've quit, I've amputated two things in my life which had been a habit, which I'd become dependent on without my realization. And when I realized them, killing them, I thought, would set me free, and it did, it did! - hell, yeah!! - you see - I'm smiling, I'm laughing my guts out, I'm having fun - I'm damn free as nobody else has ever been. But don't be surprised if you see me smiling at you and everybody else in the room when next minute I'll go crashing and smashing and tearing apart everything I can see and collapsing to the floor in hysteria. Scream. That's what I want to do. Scream and fight.
No, I don't regret anything. When you leave - you leave, that's it. But the effect of it is still wearing off, and though it's been four months since one thing and nearly two since the other, you'd say it's quite enough time for rehabilitation, it's not. Try wearing my moccasins, they're size thirty-six, I hope you'll enjoy it. One rehabilitation period will be followed by another, a rehabilitation from rehabilitation, and so on, up until I finally find something else I could depend on. The actor's life means nothing without the audience. My life has no sense without anything to depend on, a passion that grabs hold of me and spares me from the intimidating and self-destructive state of hanging loose in space. I hate this. Hate this. Hate this. But for now I'm numb. And I guess, I will be, for a while.

Though on the outside it's all confetti, and mango smokes and rum, and wine, and coca-cola, merry masquerade, party-party, me permanently high on music - my funk, my blues, my rock-n-roll - and you know, that last one - it's the only thing that keeps saving me, truly, it helps me not to think, cos under cover there's a crack, there's hysteria and a light sour taste of artificiality... But sometimes, I say, sometimes, I even feel like I'm starting to take some perverse and exquisite pleasure in all that. And I find myself sitting in my corner of the bar wishing desperately to see someone, though I know he's not going to be here tonight, but if he were, he'd tell me, he'd tell me what he always tells me, he'd say, When you're at the bottom, kid, when you're at the bottom, every move you make is up. That's what he'd tell me, but he's not in here tonight.
And then it's Jarmusch Time. With all the coffee and tea and cigarettes and awkward conversations, in my kitchen, her kitchen, his kitchen, their kitchen... someone else's kitchen I've never been before.. And all I have in my head is just lines of my favourite songs, but they're all English songs, and the guy, the one I've just made another coffee for, he doesn't speak English, and that's shit.shit.shit. and my head and my guts are so full of them I could throw up, but I can't spit them out just like that, and that's eating me. And what do you think? You, so young and unspoilt, you think you could rush into my life, like you've just done, and expose your demands, and want something from me, want me, want my time, want more of my time, want my acceptance of you just as you are? - and I would love to, I'd really love to give it, but oh, I'm so sorry. I'm so so fucking terribly sorry. I don't feel anything.
Nothing but a pale shade of pity for all of us.

@темы: a rush of blood to the head, inner shit, zed'z dead, baby. zed's dead

you are here

главная